Соавтор расследования "Слідство.Інфо": Без спецслужб организовать убийство Шеремета было невозможно

Соавтор расследования убийства Павла Шеремета, журналистка проекта Громадского «Слідство.Інфо» Анна Бабинец рассказала, за что могли убить Шеремета, есть ли белорусский след в этом деле и какая информация не вошла в фильм.

Соавтор расследования "Слідство.Інфо": Без спецслужб организовать убийство Шеремета было невозможно

Один из основных выводов фильма: за Павлом Шереметом велась слежка, а в ночь перед убийством, когда под машину журналиста заложили взрывное устройство, рядом с его домом был замечен бывший или действующий сотрудник СБУ Игорь Устименко.

В годовщину убийства Шеремета «Белсат» пообщался с соавтором журналистского расследования Анной Бабинец.

— После публикации фильма «Убийство Павла» прошло более двух месяцев. Подтолкнула ли ваша работа официальное расследование? Как вообще вы оцениваете реакцию правоохранителей?

— Реакция была разная. СБУ достаточно неуважительно высказалась относительно журналистов. Полиция отреагировала более адекватно — нас пригласили на встречу с той командой, которая ведет расследование убийства Шеремета. Мы устно обменивались информацией.

Практически все официальные лица тем или иным образом прокомментировали наше расследование. Озвучивалась мысль, что, мол, журналисты получили такую ​​важную информацию и вместо того, чтобы принести ее в полицию, сняли фильм — вот какие плохие журналисты! Нас обвиняли в бессознательной гражданской позиции. Это довольно смешно, так как во всех цивилизованных странах функция журналиста — контролировать власть. А параллельное расследование -это и есть способ контролировать власть. С другой стороны, все руководители правоохранительных ведомств признали, что официальное следствие или допустило ошибку, или недоработало, и теперь следствие должно учесть эти материалы. То есть то, что мы нашли, было признано с их стороны важным. Через несколько дней после выхода фильма был допрошен агент СБУ Игорь Устименко.

— Лицо Игоря Устименко было фактически главным пунктом вашего расследования. Удалось ли за эти два месяца узнать что-то новое о нем?

— Сразу после демонстрации фильма спикер СБУ обнародовала пост на своей странице в Фейсбуке, где отметила, что Устименко действительно работал в Службе безопасности Украины в Одесском управлении, но 29 апреля 2014 года уволился по собственному желанию. Информацию на этот счет потом запрашивали и журналисты, и депутаты, но никаких документов, которые бы подтверждали эти слова, опубликовано не было. В ответе Службы безопасности была такая формулировка — Устименко был уволен в «военный резерв СБУ». Но закон о том, что такое резерв СБУ, засекречен, он только для служебного пользования. Неизвестно, считается ли человек в этом резерве сотрудником, какие у него права, должен ли он являться по первому вызову и т.д.

— Приходилось слышать следующее: спецслужбы наверняка проводят секретную оперативную проверку всех, кто приехал из России, поэтому даже если действующий агент СБУ следил за Шереметом, то это еще ничего не значит. Как вы относитесь к такому мнению?

— Чтобы получить санкцию на слежку или прослушивание, нужно иметь решение суда. Какой-то повод должен быть. То, что человек приехал из России — это еще не может быть поводом. У нас много людей приехало из России, и я не слышала, чтобы за ними следили. То есть у нас нет такого правила.

— Ваше журналистское расследование продолжается. Нашли ли вы какие-то новые факты с момента публикации фильма «Убийство Павла»?

— За это время мы получили новые данные и они очень разные. Нам передавали конверты, нам что-то присылали, назначали встречи… Часть информации, как мы полагаем, была только для того, чтобы нас запутать. Но работа продолжается.

— Сразу после убийства Шеремета высказывалась версия, что это могло быть покушение на владелицу интернет-издания «Украинская правда» Алену Притулу, так как Шеремет погиб именно в ее автомобиле. Насколько реалистична версия, что это было если не покушение именно на Притулу, то по крайней мере давление на нее через убийство Павла?

— Насколько мне известно, полиция сейчас не рассматривает эту версию — они пришли к выводу, что целью был именно сам Шеремет. Но действительно, когда я лично только узнала об убийстве Павла, первой моей мыслью, как журналиста, было то, что это все же какой-то сигнал Притуле. Ведь нельзя сказать, чтобы у Шеремета были враги, и он, конечно, не был так глубоко погружен во все украинские процессы, как Притула, которая основала «Украинскую правду». Первая моя мысль была, что Шеремет не мог сделать, не мог владеть такой информацией, за которую его можно было убить. В ходе расследования мы не нашли такого материала, над которым он работал и за который его можно было убить.

Правда, есть информация, что существовала банковская ячейка, где лежал какой-то материал и в день убийства ее вычистили под предлогом выемки всех вещественных доказательств. Но мы не знаем, где была эта ячейка и что там было.

— Комитет по защите журналистов (CPJ) в своем отчете отмечает, что к убийству Павла Шеремета могут быть причастны спецслужбы и России, и Украины, и Беларуси, и украинские националистические силы. А какая версия убийства вам кажется наиболее правдоподобной?

— Это очень сложный вопрос, мы получили очень много противоречивой информации. Лично я убеждена, что без спецслужб организовать это было невозможно. Убийство было спланировано очень четко. Был расчет, чтобы это был взрыв в центре, чтобы это были кадры, которые продемонстрирует весь мир. То есть сам способ организации преступления свидетельствует о том, что этим занимались профессионалы.

В СБУ долгое время многие сотрудники были пророссийскими, многие работали на Россию за деньги или за убеждения. Такие люди есть в СБУ и сейчас. Поэтому трудно понять, кто в чьих интересах работает. Это бывший сотрудник СБУ, который давно работает на ФСБ? Или он начал работать на ФСБ после того, как уволился? Или еще что-то? Правда, никаких следов спецслужб Беларуси мы не нашли.

— Во время нашей прошлой беседы вы говорили, что в ходе расследования вы получили информацию, что женщина, которая имела отношение к закладыванию взрывчатки в машину Шеремета, либо приехала из Беларуси, или пересекала границу с Беларусью незадолго до убийства. Откуда появились эти данные? И получили ли вы какую-то новую информацию на этот счет?

— У нас были определенные источники в правоохранительных органах. На данный день, как известно, лица мужчины и женщины, которые закладывали взрывчатку в машину Шеремета, не установлены. Насколько я знаю, подозреваемых по этому делу нет. Но в ходе расследования полиция пыталась распознать на камерах этих людей, они нашли одну подобную женщину на записях и проверили ее. То есть какая-то женщина, которая могла быть той женщиной, которая закладывала взрывчатку, незадолго до этого пересекала белорусскую границу. Кто конкретно эта женщина, что с ней было дальше, и действительно ли она закладывала взрывчатку — мы не знаем. Это было из серии — тысяча версий. И никакой информации на этот счет из других источников мы не получили.

— С того времени, как Павел Шеремет был убит, прошел год, но до сих пор нет ни четкой версии, ни подозреваемых в этом преступлении. Верите ли вы, что это дело будет раскрыто?

— Мне бы хотелось в это верить. Но просто верить недостаточно — нужно напоминать и давить. У меня такое впечатление, что через пару месяцев после убийства полиция исключила это дело из своих приоритетов, так как пришли другие дела, проблемы, идет реформа и т.д. Заставить их включить дело Шеремета в список своих приоритетов можно только через давление, чтобы на каждой пресс-конференции задавали соответствующий вопрос. Мы видим, что особого желания хорошо делать свою работу у следователей нет, поэтому надо их заставить.

14:28 20/07/2017






‡агрузка...


cashback