Журналист Галко: письма из тюрьмы номер 8 ( часть 2)

Когда сталкиваешься со страшной машиной государственности, ощущаешь себя как герой "Пролетая над гнездом кукушки" Кена Кизи Мак Мэрфи, что-то типа "Ну я хотя бы попытался". И только, попав под каток, понимаешь, что здесь реальность скорее напоминает "Хрусталёв, машину".
Об этом - последние письма из тюрьмы Дмитрия Галко, обвиняемого в применении насилия по отношению к милиции, когда милиционеры явились на злополучный День Рождения сына.

"Забавно, что меня сняли с поезда в Горыни, отвели в будку пограничников, а минут через 10 прибыл наряд, который только успел защелкнуть наручники, как внезапно погас свет. Гробовая тишина наступила. В которой милиционера легонько охнули.
Всё, что они знали, это моя статья и то, что я в розыске. Видимо, решили, что опасный тип. А потом, уже в здании ИБС, или что это было, свет погас снова! Как будто режиссёр моей жизни перепутал записи с каким-то голливудским боевиком. В этот момент главный герой всех расшвыривает и одним махом спасается бегством :)

Одним из самых сильных и стрессовых впечатлений был этап до барановичской тюрьмы. Но о нём я как-нибудь потом расскажу. А сейчас только о том, что "Совы не то, чем они кажутся". В моём случае - зэки.
Ехало со мной кроме прочих двое парней, на которых я обратил внимание. Один мне показался безобидным тюфяком, каким-то офисным работником, случайно влипшим в историю. Он плаксивым голосом жаловался на то, что носки воняют, накурено, тесно. Его резко осаживал за это ярко выраженный блатной : мол, что ты думал, в сказку попал, фраерок?

У нытика ещё была шапка цветная, куртка светлая с замочком. Сидел он, сложив руки на коленях, чуть покачиваясь. Я решил с ним поболтать. Думаю, может, программист какой. Отвечал он тем же плаксивым голосом. Испуганно, как мне показалось, и раздражённо. И второй, молодой бычок, с шапкой на макушке, крепко сбитый, взгляд вызывающий, такой, типа: ты с какого района, слышь?
Он в самом деле так смотрел, что, казалось, ждёт удобного случая, чтобы ударить. Руки в карманах, на губах едва заметнгая презрительная усмешка: попробуй, скажи что-нибудь!
В барановичской тюрьме, в отстойнике, "бычок" за чаем вдруг говорит: А я рисую фломастерами. И достаёт рисунок: жёлтое солнце с лучиками, зелёные пальмы, а среди них - жизнерадостный слонёнок :)
Разговорились потом. Он семейный оказался: любящий отец, жизнерадостный и добродушный мужичек.

"Плаксивый" говорит: Я тоже рисую. Достаёт мрачные карандашные рисунки: ножи, топоры, злые псы, кельтские кресты...Статья - нанесение тяжких телесных повреждений. Со смертельным исходом. А перед тем он всего месяц как освободился - сидел тоже за "тяжкие телесные". Тут я увидел, что он весь татуированный. Был еще один зигзаг сюжета - он расплакался. В открытую!

16.05.2018
Жодино. Тюрьма N 8
Камера 184.

"Как вы уже наверняка знаете, следствие завершено, уголовное дело скоро будет передано в суд. "Внезапно", я бы сказал.
Хочу сообщить, при каких обстоятельствах об этом узнал я сам. В пятницу 25-го мая, когда уже раздали ужин, то есть в шесть-начале
седьмого, меня вызвали из камеры "на кабинеты". Путь туда неблизкий, по дороге конвоир заходил еще за одним человеком,
шли примерно с полчаса. И гораздо дольше назад. Потому что мне приходилось ждать в "стаканах", а как раз в тюрьму прибыл этап. В итоге меня присоединили к нему,
я плёлся в хвосте большой цепочки людей, оставаясь с ними, пока их разводили на разные этажи по разным камерам. В свою я вернулся примерно за полчаса до отбоя, т.е. в половине десятого.
Путь назад занял не меньше часа.
Итого у меня на общение со следователем и адвокатом, а также на знакомство с материалами увесистого уголовного дела было в лучшем случае 2, 5 часа.
Хотя формально следователь должен быть на стороне правды, его задача - восстановить объективную картину событий, но на этот счет у меня иллюзий нет.
Нет и претензий к тому, что следователи этим не занимались.
....
А я снова совершенно бессилен - ни родным помочь нее могу, ни себе защиту обеспечить. Только на себя приходится рассчитывать.
Хуже всего, что я могу просто сорваться. Трудно вынести откровенную ложь и несправедливость, когда так высоки ставки. Какому же количеству людей они жизнь испортили на пустом месте, скольким детям!Мне бы это возмущение превратить в спокойную силу и достоинство. Чтобы пройти до конца с гордо поднятой головой. Ни на что больше не надеюсь.
Что касается самого дела. Детали я, конечно, не могу сообщить. Только самые общие соображения. Оно, как я уже говорил, увесистое. И для того, кто будет смотреть по диагонали, покажется вполне ясным - вона сколько доказательств против него, кругом виноват, а еще и отпирается!
Не только сотрудников, которые как под копирку повторяют лживые показания. В суде они вряд ли смогут их повторить, а мои вопросы вгонят их в краску, но... будут ли они вообще в суде? Видел по лицу следователя, что она ожидала, что дело меня поразит и подавит. Она с победной улыбочкой говорила: "Вы должны понимать, что ваше сопротивление обвинению срабатывает против вас и усугубит вашу участь".
Я это прекрасно понимаю. Всё так. Но я от этого не отступлю. Пусть мне суждено уехать на лагерь, пусть своё сороколетие я встречу за колючей проволокой, но прогибаться перед лживыми обвинителями я не намерен.
Да, в деле еще больше путаницы и ерунды, чем в куцем обвинительном постановлении, которое у меня на руках. К счастью, несмотря на всю кипу как бы доказательств, вся эта ерунда и путаница неизбежно вылезут в суде. Только бы они мной обошлись, а не скушали моих детушек как тараканище...

Грустно обнимаю.
28.05.2018 Жодино. Тюрьма N 8
Камера 184.

07.06.18 23:28

Ольга_К